Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Решение вопроса

Совсем долбанутый.

* Депутат Милонов призвал запретить детям посещать Европу во время гей-парадов.

* Милонов предложил запретить незамужним россиянкам ездить в Турцию.

* Милонов назвал деструктивным и крайне вредным южнокорейский сериал «Игра в кальмара».

Как бы его на Мизулиной и Яровой женить, а?

Ты лучший

«Первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре, актер театра и кино, народный артист России Дмитрий Певцов объяснил в интервью, почему россияне не хотят рожать детей.

По мнению парламентария, демографический кризис в России спровоцировала западная культура.

"Идеология говорит, что ты лучший, ты должен стать всем, всего добиться, ты никому не нужен, ни стране, ни городу, ни семье, ни своим детям. Люди по-другому настроены", - сказал Певцов.

Он подчеркнул, что подобный взгляд на мир появился в англо-саксонском обществе и "не имеет никакого отношения к русской мысли, к русскому сердцу, к русскому миру"».

Его мысль можно выразить намного короче - «русским денег не надо». Перебьются, ага.

Правда в том, однако, что мы в самом деле тут не нужны ни городу, ни стране. Барахтайся в проруби сам, и выталкивай оттуда детей, если получится.

«Когда государство начинает убивать своих граждан, оно всегда называет себя Отечеством». Если какой-то депутат Певцов запел о русской мысли и русском сердце - это значит, хочет содрать не три шкуры, а четыре.

Стихи о политике

Мне МЧС прислало смс-ку,
О, СМС прислал мне МЧС!
Что в Питере щас будет Чаушеску -
Расстрел невинных, дождь и град, песец.

Но не хочу, о други, промокать,
Домой пошёл я, чтобы тупо спать.
И может быть, на сон мой безневинный
Прольётся эротизм бутылкой винной.

Международная панорама

Назло бабушке отморожу уши, ага.

«Die Zeit призвала жителей Германии экономить газ, чтобы не угождать Путину.

В публикации есть призыв к немцам "ударить по России" экономией газа. Журналисты считают, что это может стать ответом на увеличение цены на газ, и наилучший способ - отключить отопление».

Ум и дух

Я который день уже сдерживаюсь, чтобы выразить ту же мысль. Неприлично как-то, для автора.

Но слава Богу, в русской живой культуре есть Романовский! И он прав как никогда (или как всегда, если угодно).

«Муратов - один из персонажей эпопеи Бурмистрова. Остальные неприлично скучны».

-------

Артур Муратов стоял посреди большой комнаты за деревянным мольбертом и увлеченно чертил что-то тушью. Лунину бросился в глаза обширный китайский иероглиф, который он как раз заканчивал, несколько значков поменьше, столбиком в углу, и стилизованный пейзаж рядом: валуны, две или три искореженных сосны над ними и горный поток внизу, он удался хуже, чем остальное. Окна были плотно занавешены, поэтому он не увидел света в окнах с улицы.

– Мишель! – воскликнул Артур, повернувшись. – Неужели это ты?
– Чудный пейзаж, – сказал Лунин.
– Спасибо, – ответил Муратов. – Можно было сделать и лучше. Я только учусь. Проходи, чайник как раз закипает. Тебе чаю или кофе?
– Лучше чаю. И к востоку больше подходит. Я вижу, ты совсем эмигрировал из Финляндии в Китай.
– Да, это поинтереснее, – ответил Артур, мельком оглядывая свою комнату, где в последний визит Лунина все было выдержано в стиле северного модерна и готики, а теперь заставлено лакированными бамбуковыми ширмами и увешано буддийскими талисманами.

Лунин сел за стол и в ожидании чая стал разглядывать свою чашку, тоже восточную, с прозрачными рисовыми зернами, вделанными в фарфор вокруг синего дракона на дне. Вокруг дракона летали ядра, часть из них взрывалась. И тут война, подумал Лунин, и тут же вспомнил, что так древние китайские мастера представляли себе размножение драконов, с грохотом вылупляющихся из яйца.

– Как ты вообще? – спросил Муратов, наливая чай. – Чем занимаешься?
– Могло быть и получше, – ответил Лунин. – И я в первый раз за последние дни встречаю человека, который не знает, чем я занимаюсь.
– А что, это так широко известно? Новая книга прогремела?
– Пока нет, – сказал Лунин. – Но я весь в ожидании. Когда-нибудь это обязательно случится.
– Да, у тебя были хорошие работы. Жаль, что ты это бросил.
– Да я не так чтобы бросил… Просто со свободным временем стало труднее. Особенно сейчас.
– А ты бери пример с меня. Поменьше дел, побольше времени на искусство. Вот, смотри, какое стихотворение я написал полчаса назад.

Стихотворение, может быть, и замечательное, ничего не сказало Лунину, потому что было написано иероглифами в красивой каллиграфической манере.

– Что у них приятно, – сказал Артур, – так это то, что можно почти любые слова составлять в любом порядке. Если я правильно это понял из учебника. И получается отлично, надо только настроение передать.
– А о чем это? – спросил Лунин. Разговор доставлял ему такое удовольствие, что переходить к делам не хотелось.
– Ну как обычно, сосны, камни, вода, тонкий стебелек с цветком на сером фоне… Фон я потом исправил на красный, так живее. Бывают же багровые лишайники, знаешь, такая тонкая пленочка на камне. Как пятна крови. И обязательно о том, что все исчезнет, а это останется.
– Уже исчезло, я бы сказал, – проворчал Лунин. – Кстати, о крови. Тут ты попал в самую точку, именно за этим я и пришел.
– О, это уже интересно. За кровью?
– Да. Какое там искусство, когда такие дела творятся. Что ты думаешь о последних убийствах?
– Каких убийствах? – с живостью спросил Муратов, оторвавшись наконец от своего поэтического рисунка и повернувшись к Лунину. – Что ты имеешь в виду?
– Не говори мне только, что ты ничего об этом не слышал.
– В самом деле не слышал. Ты имеешь в виду что-то из твоего нового романа? Я всегда говорил тебе, что чистую философию надо бросать. В наше время никто не будет читать книгу, если не добавить в нее кровавой интриги.
– Ты что, не вылезаешь из своего домика? – ворчливо спросил Лунин. – Сидишь в отрыве от всего света?
– В последний месяц выходил только за продуктами, ну и погулять вдоль моря. И ты знаешь, уже на вторую неделю пошли хорошие рисунки.
– Да, рисунки замечательные… – пробурчал Лунин. Муратову он немного завидовал. Это было как раз то состояние ума и духа, в которое он безуспешно пытался попасть.
– Ну хорошо, а о местной революции ты тоже ничего не слышал? – спросил Лунин.
– Что-то такое было… Да, в лавке говорили о «новой власти». Новая власть, старая власть – какая нам разница?
– Ну смотри, реквизируют у тебя домик под революционный штаб, тогда и будешь говорить о разнице.
– А что, дело уже к этому идет? – осведомился Муратов.
– Пока еще нет, – сказал Лунин. – Если что, я тебя предупрежу заранее. Я один из представителей этой новой власти.

Ильф и Петров

Прочитал нашумевшую статью Медведева. Дарья Митина полагает, что настоящий автор статьи - Путин.

Очень похоже. Это путинский стиль мышления и выражения, мы его хорошо знаем.

Чего ж под своим именем-то не издал? Ну во-первых, видимо, не хочет «частить». Недавно уже была статья об Украине.

Во-вторых, прикрывшись дружком и партнёром по былому тандему, можно позволить себе более откровенные высказывания. Там так и есть. Милые выражения типа «дебильный» в других текстах что Путина, что Медведева, насколько я помню, не мелькают.

Забавно выглядит в этой статье комплиментарное упоминание статьи некого «В. В. Путина» (кто такой и какую должность занимает - не сказано; видать, известный блогер). «Сам себя не похвалишь - ходишь как оплёванный».

Солёный пост

Би-би-си говорит, 60% от всех мировых запросов к гуглу, насчёт стерилизации контента, проистекло от сенатора Яровой. От Ярославской области (мы не будем тут вспоминать о славянском корне «яриться», это слишком эротично).

Но факт остаётся фактом: Яровая, с присущим ей Роскомнадзором, добились своего. Интернет зачищен в ноль, попробуйте поищите порнуху, через гугл или яндекс - вы не найдёте.

Все специализированные порнопоиски тоже не работают. Сенатор Яровая разъярилась не на шутку.

И что же? Отчаявшись найти что-то через гугл и яндекс, и порнопоиски - я заглянул в «Единый реестр запрещённых сайтов». Который издаёт Роскомнадзор, их там уже 50 тысяч.

И есть удобный поиск по контенту. О, начитанный Гумберт! Не знаю как Гумберт, а я читал об этом уже у Байрона:

Жуан, конечно, классиков зубрил,
Читая только школьные изданья,
Из коих мудрый ментор удалил
Все грубые слова и описанья.
Но, не имея смелости и сил
Их выбросить из книги, в примечанья
Их вынес, чтоб учащиеся вмиг
Их находили, не листая книг.

Как статуи, они стояли рядом,
Казалось, педагогика сама
Их выстроила праздничным парадом
Для юного пытливого ума.

Главное - удобство в этой жизни. Спасибо, Роскомнадзор.

Игра в чапаева

Путин шёл к этому 20 лет, и наконец получил. Путин Путиным, он не вечен на престоле - а вот Россия оказалась в совершенно новой ситуации, в какой никогда не бывала прежде.

Ну да, бывало, мы брали Париж и Берлин. Держались очень скромно после этого, надо сказать. Как парвеню за аристократическим столом, и при первой возможности обратно.

И вот теперь вдруг Европа перед нами - как шахматная доска с фигурами. Сложилось сочетание многих факторов одновременно.

1) Гигантские запасы газа в России.
2) Весьма скудные, и близкие к исчерпанию газовые месторождения в Европе.
3) Зелёная паранойя: отказ от угля на всём континенте, закрытие атомных станций в Германии, да ещё и Грета зудит, хотя и без неё тошно.
4) Новые технологические возможности: можно бросить нитки по дну морскому, теряя зависимость от транзитных государств.
5) Некоторое (весьма относительное, но всё же) ослабление контроля Вашингтона над Брюсселем. Ситуация заметно поменялась с 1944 года, и новой высадкой в Нормандии проблемы с управляемостью и покорностью уже не решить.

О, Путин не будет увлекаться новыми возможностями. Он сдержанный, трезвый и хладнокровный (какими бы ни были его недостатки - но тут надо отдать ему должное).

Но возможности есть. И на Европу уже приятно смотреть русским. Даже если этими возможностями не пользуешься, а только с удовольствием о них иногда вспоминаешь.

А возможности такие. Власти всех европейских стран ранжировать по накалу русофобии (скажем, от 0 до 100).

Дальше всё просто. Где накал повыше и позабористее - население стучит зубами в декабре. А которые правительства (я не про народы, там отдельная история) лояльнее к России - там на кухнях и в спальнях потеплее.

Немец, француз, поляк, итальянец, британец! Помни о том, что каждый стук зубами - это расплата за лояльность Америке.

Она тёплая в силу климата. Ей всё равно.

Об утраченной России

Тут гениально каждое слово.

Систербек Бурмистрова - довольно населённая область Тьмы. В нём проживает около тридцати, а то и пятидесяти человек.

Для Лимба это очень много. Остальные - те самые серые тени, присматриваться к которым нежелательно. Они возникают и исчезают, когда это нужно истинным систербекцам.

Главный герой Бурмистрова, Лунин, часто гуляет по абсолютно пустому городу. Он и есть пустой: мнимая часть населения, когда от неё ничего не требуется, не утруждает себя присутствием. Ну так это и правильно.

Настоящие люди в Систербеке живут во дворцах - в соответствии со вкусами, комплексами и страхами каждого из них. Главный герой, к примеру, устраивается в доме, который ему сперва удобно воспринимать как чужой.

Однако через какое-то время он обнаруживает, что это дом писателя - вплоть до открывшегося чердака с письменным столом, горой рукописей (разумеется, чужих) и пачкой чистой бумаги с чернильницей - насколько можно понять, c невысохшими чернилами. А незваный гость обнаруживает в винном баре шамбертен 1911 года, что окончательно примиряет героя с его обиталищем.

Остальные живут примерно так же, что выглядит иногда весьма экстравагантно - поскольку пластичная реальность Лимба приспосабливается к подлинным желаниям людей, а не к их представлениям о приличном и полагающемся. Бурмистров тщательно выписывает ряд забавных и страшноватых интерьеров и гротескных сцен, в них разыгрывающихся.

Чего стоит, например, "хозяин города", сидящий посреди огромного пустого дворца на высокой стремянке перед книжным шкафом и увлечённо читающий толстый фолиант. Сцена, практически повторяющая честертоновскую из "Возвращения Дон-Кихота", но герой Честертона изначально заявлен как фрик, его так и воспринимают - а герои Бурмистрова не видят в происходящем ничего удивительного.

Как и в том, что личные покои "хозяина" представляют собой абсолютно точную копию комнаты в студенческой общаге. Впрочем, реальность Систербека вообще довольно пластична и может измениться от любого сильного чувства.

Дворец может сгореть от гнева человека, из него выходящего - и угли на пепелище не погаснут очень и очень долго... Только полная невозмутимость героев и принятие ими ситуации спасает положение. Читатель может долго, очень долго принимать происходящее за нечто посюстороннее - благо, автор всегда предоставляет ему такую возможность.

При всём при том не стоит думать, что обитатели потустороннего города контролируют ситуацию в нём. Они и себя-то не контролируют - в силу тяжких проблем с памятью и волей [это лучший фрагмент текста - ТБ].

Они существуют, не испытывая особенных нужд и тягот, кроме одной - как объяснить себе, кто они и что они тут делают. Из этого рождаются многие недоразумения. Например, политика.

Да, и в Лимбе бывает "политическая жизнь". Разумеется, она по большей части имитируется всё теми же услужающими духами, в случае нужды угодливо составляющими толпу, а то и "революционные массы".

Реальная же борьба, разумеется, ведётся между настоящими жителями и имеет характер гиньоля - поскольку преследует отнюдь не политические цели, а попытку прояснения сумрака собственного сознания через выяснение отношений [то же, ещё один - ТБ-2]. В принципе, такой метод иногда работает и в нашем мире. Не буду продолжать - потому что обсуждать сюжетные перипетии в отсутствии текста по меньшей мере некрасиво.

Теперь два вопроса. Обе книги обозначены как "романы о преступлении". Но каким образом в царстве мёртвых возможно преступление? И какие цели мог бы преследовать столь странный акт?

Вот здесь могла бы начаться, собственно, рецензия. Её, к сожалению, не будет - до той поры, пока второй том не станет доступен. Будем надеяться, что это когда-нибудь произойдёт. При нашей жизни здесь, по крайней мере. Впрочем, возможно, что в Систербеке роман уже издан - скорее всего, в качестве криминальной хроники без кавычек.

Закончу цитатой, имеющией самое непосредственное отношение к сказанному.

"Он взял прекрасный плотный конверт на кнопке, с золоченым названием министерства вверху обложки. Пониже ее красовался роскошный куст шиповника на рыхлом сером снегу. С колючих ветвей его стекали капли крови, застывшие на холоде, покрытые инеем."

Вещи на авито

Я никогда не разглашаю частную переписку - но без имени собеседника, наверное, можно? К тому же это слишком важно, чтобы молчать.

«Я сейчас как раз читаю золотой ключ крылова и понял как важно чтобы автор при жизни успел написать всё не отвлекаясь на хуйню бытовую

А крылова хуйня и сгубила, последние годы жил очень бедно, продавая личные вещи на авито».

Спасибо, т. Путин, за наше счастливое детство. В смысле расцвет литературы и искусства при путинизме.

Неа. Только Гогенцоллерны, только хардкор!