Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Мама анархия

«Сегодня мэр Нью-Йорка снова объявил о том, что открытие школ переносится еще на неделю. На Манхэттене идет лихорадочная деятельность по созданию обучающих групп, ищут и нанимают учителей, придумывают классы, создают планы интеграции школьного образования в расписание насыщенной программы».

Всё, государство йок. США просто динамичная страна, и там раньше началось. Но это будет повсюду.

Сами себя защищаем, без того чтобы тревожить полицию (в Америке особенно удобно, с её свободным оборотом оружия), сами учим детей, не беспокоя гг. учителей. Аппендикс пока сами себе вырезать не можем, хотя может научимся.

Морок истории

«Многочисленные беседы и лекции Мамардашвили того времени вовсе лишены праздничного энтузиазма. Скептический и одинокий ум и тогда мешал ему радоваться. Но именно в те годы он, по сути, разработал внятную концепцию избавления от морока "тысячелетней", как сказали бы сейчас, российской истории. Которую он считал страшным бременем, полагая, что тот же сталинизм - вовсе не извращение и не отклонение от исторического пути империи, а естественное его продолжение».

Да чего уж там скромничал - высшая точка. Всю 1000 лет Россия шла к сталинизму.

Скептический и одинокий ум грузинского происхождения любых собак готов на нас повесить.

Урна на башке

«Женщина, не стесняясь в выражениях, отчитала пятиклашек за разбросанный мусор и следы от подошв обуви на полу.

При этом учительница называла своих подопечных "свиньями", "бездарьем", "дармоедами", "спиногрызами", "нищебродами" и обещала "надеть на башку" урну каждому из присутствующих».

Как богат русский язык!

Скромность украшает

Волочкова: «Свою профессию я выстрадала, придя в балетное училище, не имея абсолютно никаких данных, но став балериной всея Руси».

Хм, а Русь знает об этом?

Жизнь и ткань

Ох ни хера себе отповедь. Для тех, кто ленится читать этот длинный текст (хотя почитать стоит), краткое содержание (цитируя Лаврова) - who are you to fucking lecture me?

----------

Письмо (ниже) является ответом Оксфордского университета темнокожим студентам, которые учатся на Родосе, которые требуют, чтобы университет снял статую Оксфордского благотворителя Сесила Родса.

Интересно, что Крис Паттен (лорд Паттен из Барнса), канцлер Оксфордского университета, был в программе «Сегодня» на BBC Radio 4 точно на эту же тему. Вчера заголовок Daily Telegraph звучал так: «Оксфорд не будет переписывать историю».
Лорд Паттен прокомментировал: «Образование — это не воспитание. Наша история не пустая страница, на которой мы можем написать нашу собственную версию того, что должно было быть в соответствии с нашими современными взглядами и предрассудками».

«Дорогие cтуденты,

Щедрое наследие Сесила Родса внесло большой вклад в комфорт и благополучие многих поколений оксфордских студентов — многие из них, смеем сказать, лучше, ярче и достойнее, чем вы. Это не обязательно означает, что мы одобряем все, что Родос делал за свою жизнь, — нам это не нужно. Сесил Родс умер более века назад.

Autres temps, autres moeurs (другие времена, другие обычаи: в другие эпохи люди вели себя по-другому). Если вы не понимаете, что это значит – что нас бы не удивило, то мы действительно думаем, что вы должны задать себе вопрос: «Почему я в Оксфорде?»
Напомним, Оксфорд является вторым старейшим в мире университетом.

Ученые учились здесь, по крайней мере, с 11-го века. Мы сыграли важную роль в изобретении западной цивилизации, начиная с интеллектуального возрождения XII века и заканчивая Просвещением и за его пределами. Наши выпускники включают Уильяма Оккама, Роджер Бэкон, Уильям Тиндейл, Джон Донн, сэр Уолтер Роли, Эразм, Сэр Кристофер Рен, Уильям Пенн, член палаты представителей Адам Смит (D-WA), Сэмюэль Джонсон, Роберт Гук, Уильям Моррис, Оскар Уайльд, Эмили Дэвисон, Кардинал Ньюман, Джули Кокс.

Мы делаем важное большое дело. И большинство людей, которым выпала честь приезжать и учиться здесь, осознают, что мы значим. Оксфорд — их альма-матер, их дорогая мать, и они уважают и почитают ее соответственно.

А что делали твои предки в тот период? Жили в грязных хижинах, в основном. Конечно, мы уступим вам недолговечную южноафриканскую цивилизацию Великого Зимбабве. Но давайте будем здесь честными. Вклад племен банту в современную цивилизацию был не близко таким же.

Вы, вероятно, скажете, что я «расист». Но это то, что мы здесь в Оксфорде предпочитаем называть «правдой». Возможно, правила другие в других университетах. Действительно, мы знаем, что в других университетах все по-другому. Мы с ужасом наблюдали за тем, что происходит через пруд от Университета Миссури до Университета Вирджиния и даже такие уважаемые институты, как Гарвард и Йель, внедрили «безопасные пространства»; blacklivesmatter; ползучий культурный релятивизм; удушающую политкорректность.

Это то, что Аллан Блум справедливо назвал «закрытием американского разума».

В Оксфорде, однако, мы всегда будем отдавать предпочтение фактам и свободным открытым прениям, а не мелкому разбору жалоб, политике идентичности и пустым лозунгам. День, когда мы перестанем это делать, это день, когда мы теряем право называть себя величайшим университетом в мире.

Конечно, вы вправе тратить свое время в Оксфорде на глупые, досадные, одиночные политические кампании. (Хотя это заставляет нас задуматься о том, насколько строгой является процедура проверки в эти дни целесообразности стипендий на Родосе и тем более для Стипендии Манделы на Родосе). Мы не очень привыкли видеть студентов — или, в вашем случае — аспирантов, делающих из себя идиотов.

Только не ожидайте, что мы будем потворствовать вашему идиотизму, не говоря уже о том, чтобы преклоняться перед ним.
Вы может быть черным — «BML», как гласит ужасная современная терминология, — но мы дальтоники. Мы обучали одаренных студентов из наших бывших колоний, нашей империи, нашего Содружества и других стран на протяжении многих поколений. Мы не различаем пол, расу, цвет кожи или вероисповедание. Мы, однако, различаем их в соответствии с интеллектом.
Это означает, в частности, что, когда наши старшекурсники или аспиранты приходят с глупыми идеями, мы не похлопываем их по спине, не даем им красную оценку и не говорим: «О, ты черный и ты из Южной Африки. Какой ты умный парень!». Нет. Мы предпочитаем, чтобы качество этих идей проверялось в суровых общественных дебатах.

Это еще одна ключевая часть оксфордской интеллектуальной традиции, которую вы видите: вы можете спорить о любой чертовщине, которая вам нравится, но вы должны быть в состоянии обосновать это фактами и логикой — иначе ваша идея бесполезна.
Это нелепое представление, что бронзовая статуя Сесила Родса должна быть удалена из Восточного колледжа, потому что это символ «институционального расизма» и «белого рабства». Ну, даже если это и так — о чем мы спорим — так что? Любой студент, настолько слабоумный, что не может пройти мимо бронзовой статуи без нарушения своего «безопасного места», на самом деле не заслуживает того, чтобы быть здесь.

И кроме того, если бы мы убрали статую Родса из-за того, что его жизнь не была без пятен, где бы мы остановились?
Как отметил один из наших выпускников Дэн Ханнан, другие благодетели Ориэля включают таких двух ужасных королей — Эдуард II и Карл I — что их подданные убили их.

Напротив колледжа — Крайст-Черч — его построил убийственный воровский хулиган, который ударил двух своих жен. Томас Джефферсон держал рабов: это лишает законной силы Конституцию США? Уинстон Черчилль имел непросветленные представления о мусульманах и Индии: что он тогда не тот человек, чтобы вести Британию в войне?»

На самом деле, мы пойдем дальше, чем это.

Ваша кампания Родес не просто глупая, но и уродливая, вандалистская и опасная. Мы согласны с историком Оксфорда Р. У. Джонсоном, что то, что вы пытаетесь сделать здесь, ничем не отличается от того, что ИГИЛ и Аль-Каида совершали в таких местах, как Мали и Сирия.

Вы убиваете историю.

И кто вы такие, чтобы читать лекции Оксфордскому университету о том, как он должен распорядиться своими делами? Мы понимаем, что ваша кампания Rhodesmustfall началась в Южной Африке и была инициирована чернокожим активистом, который сказал одному из своих лекторов: «Белых нужно убивать».

Один из вас — Сизве Мпофу-Уолш — привилегированный сын богатого политика и член партии, лозунг которой: «Убей бура; убей фермера»; другой из вас, Нтокозо Квабе, который был в Оксфорде получателем стипендии Родса и хвастался необходимостью объединить «социально сознательных чернокожих студентов», чтобы «доминировать в белых университетах и делать это надо безжалостно и решительно!

Отлично. Это как раз то, что нужно Оксфордскому университету.

Некоторое культурное обогащение из земли Винни Манделы, горящие ожерелья шин, эпидемия СПИДа…, что почти полностью является результатом безразличия правительства и невежества. Один из самых высоких в мире показателей убийств на душу населения, узаконенная коррупция, племенная политика, анти-белый расизм и коллапс экономики. Пожалуйста, назовите, какой из вышеперечисленных пунктов вы считаете улучшит жизнь 22 000 студентов, обучающихся здесь в Оксфорде?

И затем, пожалуйста, объясните, что именно делает вашу кампанию по привлечению внимания, с целью удалить указанную статую из оксфордского колледжа, более неотложной, более достойной, чем желание, по крайней мере, 20 000 из этих 22 000 студентов, чтобы провести свое время здесь, не обремененное раздражением избалованных неблагодарных маленьких вымогателей стипендий, которые они явно не заслуживают, используя расовую политику и дешевую выдуманную вину перед ними, чтобы разрушить жизнь и ткань нашего любимого университета.

Поймите нас и ясно поймите это: вам есть чему поучиться у нас, но нам нечему учиться у вас.

Ваш, Oriel College, Оксфорд».

О языках

Добрый Путин (я обожаю его за это, как верный лоялист) дал девочкам с Ямайки (из Кингстауна, если я правильно запомнил со слуха) бесплатное высшее образование. Наследие ли это совка, или колониальной системы (мне всё равно) - неважно.

Она (я спросил) собирается дальше учиться в США (вот вечно эта проклятая Америка переманивает кадры) - но пока здесь. И это было хорошо.

Я люблю стиль милитари, и попросил её не снимать футболочку, камуфляжную, слишком быстро. Это была просто дельта Меконга (а не Невы), насчёт ощущений.

Потом я налил ей пива (у меня оставалась баночка в сумке), чуточку дёргаясь. Потому что суровые кенийки говорили в таких случаях «я не пью».

Но она сказала «я с Ямайки, алгохолик» (это была смесь русского и английского, на чём мы беседовали, потому что ямайского я не знаю). И мы выпили и покурили.

Великое всё-таки благо бесплатное высшее образование.