July 23rd, 2021

Парадиз

Впору открывать Петербург для мира, чтобы измученные люди (из Франции, Италии, Британии, США, Израиля) окунулись в Belle Époque. Прекрасный 1913 год, сытый, сладкий и безмятежный, до начала мировой бойни.

В городе вообще никакого ковида. В смысле о нём и не вспоминает никто - а так-то, может, он и есть. «Как где-то в Турции, в далекой стороне, народы режутся и бьются».

Все без масок, потому что никто их не требует. Отдельные энтузиасты носят, на них поглядывают, как на сумасшедших.

Никто не вакцинируется, потому что... да бог его знает, почему. Не до этого как-то. Может, когда-нибудь, лет через пять... или десять... Сейчас недосуг.

Никогда не слышишь о ковиде в устных разговорах, потому что есть более интересные темы. Их тысячи. Про ковид неинтересно.

И во всём этом не было бы ровно ничего примечательного, потому что город жил так и два года назад. Да только послушаешь людей из Европы (США, Израиля), с их истощённой уже нервной системой, и думаешь - айда к нам на отдых, если вы хотите забыть ненадолго о ковиде.

Тут хорошо.

О спорт, ты - мир

«По результатам опроса, 97% россиян не знают имени ни одного спортсмена, участвующего в Олимпийских играх-2020 в Токио».

Поражают меня эти 3% мудаков.

Пожар и наводнения

Цитирую по посту Татьяны Набатниковой: «После наводнения жители разграбили все магазины. Кроме книжного».

И сразу в ленте пост Ольшанского. Где, в частности, говорится:

«Кто вспоминается? Русская литература - ну, Прилепин. Можно его не любить (я отношусь неоднозначно), но уже ясно, что будет он и в школьной программе, и биографии его будут писать, и улицы называть в его честь».

Вот пока нам впаривают такую тухлятину, как Прилепина (я лучшего мнения о литературном вкусе Ольшанского - думаю, это грантик какой опять), ничего и не будет. Насчёт популярности книжных магазинов.

Даже я его не пойду грабить во время наводнения, хоть и прочитал за жизнь, наверное, 100 тысяч книг.

Моя жизнь в искусстве

Я с двумя африканскими девочками на пляже. НЕ СМОТРИТЕ это, непристойники!

По краям немного моей музыки. Я лучший композитор в русской истории - но Джессика поёт лучше.

Мы победим. Только я не знаю, кто.