July 5th, 2021

Удивительное рядом

Как раз вчера об этом думал - а сегодня натыкаюсь на этот мемчик у Даши Митиной.



А думал я о следующем. Не, ну я примерно понимаю, куда испарились грипп, ОРЗ, ангины и прочие радости в кавычках бытия. Злые языки говорят, что всё это записывают в ковид - ну не знаю, у меня нет инсайда.

Но что поразительно - так это то, что по всей России самоликвидировались клещи. Ну нет их больше, если судить по медийной повестке.

В последние годы весной и летом (иногда и осенью-зимой) новостные ленты о них трещали как сороки. Я отлично это помню.

А тут - как корова языком слизала. Может, мне это так повезло (не повезло) - но в этом сезоне я не встретил ни единого сообщения.

Что-то не то. Возможно, все клещи схватили ковид и вымерли.

Ужасы бытия

Сергей Шмидт (langobard):

Я пережил адову падлу-ковидлу (с этим был связан двухнедельный перерыв в колонкопроизводящей деятельности). Сейчас переживаю последствия. Чувствую за собой некоторую предобщественную ответственность – надо бы поделиться опытом и соображениями, вдруг кому-то пригодится. Адресат этой колонки – те, кто не переболел, те, кто не привился, и все те, кто сохраняют тот или иной скепсис по отношению к ковиду и прививкам.

Начну с главного. Фантазии человеческой не хватает для того, чтобы вообразить, сколь тяжелым и мучительным может быть это заболевание. Думаю, за год с лишним каждый уже воображал себя заболевшим (кто-то интересовался опытом переболевших). Так вот хочу предупредить: то «плохое», что вы мужественно вообразили, может оказаться раз в 5-10 хуже.

Со мной случилось что-то вроде «средней тяжести», и это было тяжелее обычного гриппа раз в пять, а глубина и продолжительность слабости после болезни тяжелее постскриптума обычного гриппа раз в десять.

Я опрокидывался в температурное безвременье, я всерьез задавался вопросом, не лучше ли просто сдохнуть, я ощупывал абсолютную пустоту и только пару раз мне хватило сил улыбнуться по поводу уверенности философов-экзистенциалистов в том, что «пограничное состояние» может иметь какой-то содержательный эффект. Приближение к краю опустошает, а не наполняет тебя – имейте в виду, товарищи, все, кто строит какие-то надежды на «мудрость смерти». Сейчас у меня ощущение, что внутри меня произошел ядерный взрыв и мне надо восстанавливать «внутреннюю цивилизацию», если не с эволюционного нуля, то с периода варварства и дикости, когда примитивная непосредственность существования исключает рефлексию и фантазию, исключает любые «преодоления реального» через понятийные рассуждения и образно-метафорические трипы.

Если кто-то и в описанной ситуации попробует сопротивляться до конца, цепляясь за то, что когда-то красиво было названо героем моего университетского диплома Паулем Тиллихом «мужеством быть», экспериментируйте в том, чтобы не высказывать никаких претензий врачам. Они находятся в адском положении, то, что им приходится выслушивать от больных, уму непостижимо. Крепитесь, не ругайтесь, не требуйте ничего исключительного. У врачей забот столько, что не факт, что они обратят внимание на ваше «мужество быть». Но разбившись о пустоту, вы будете располагать хоть какой-то «точкой сборки» самого себя. Это поможет терпеть, ибо в пустоте, или на самом краю пустоты даже микроскопический опыт хоть какой-то субъектности – подтверждающий, что вы хоть что-то можете сделать – бесценен и спасителен. Поскольку вы мало что можете сделать, отказ от капризов и претензий к врачам может сыграть роль такой вот «соломинки субъектности».

Теперь, что касается локдаунов и форм вакцинации. Не знаю, как там с теми, кому повезло с «легкой тяжестью». Однако, среди тех, кто получил среднюю и выше, едва ли найдутся много противников самых жестких и неприятных мер обуздания пандемии. Я всю сознательную жизнь нахожусь под влиянием идей Томаса Гоббса, пронизанных скепсисом по отношению к человеческой природе. Я убежден, что легитимация жестких и неприятных мер против пандемии вообще не зависит от ценностей и убеждений людей, а зависит только от объемов опасности, точнее, порождаемого ею страха. Страх может заставить людей одобрить любые локдауны с любыми катастрофическими последствиями для экономики. Страх может заставить одобрить самые суровые методы принуждения к вакцинации и даже репрессий уклоняющихся от прививок. Если этого сейчас не происходит, значит, страх еще не достиг настоящих антилиберальных масштабов, значит, большинство по-прежнему не считает опасность настолько серьезной. Уверен, что пара-тройка дней на кислородном месте в переполненной больнице могли бы изменить ценностную картину мира любого из этого большинства, но не разумнее ли сделать что-то для общественного спасения добровольно, не дожидаясь, когда общественное спасение станет делом насильственного принуждения?

Идите и вакцинируйтесь! Наплюйте на все общественные дискуссии по этому поводу, на собственные заморочки, собственную упертость (поищите инструменты повышения собственной самооценки в другом месте) – идите и сделайте прививки! Не доводите до предела, за которым вы сами превратитесь в обезумевших и озверевших сторонников принудительной вакцинации! Спасите этими прививками собственное человеческое достоинство! Оно еще пригодится и вам, и человечеству.

----------

Грамотно сделанная агитка. Интересно, сколько заплатили?

Всё по науке

Я призываю всех вакцинироваться! Немедленно после появления вакцины.

Это минимум 5-7 лет, по всем международно признанным протоколам. Я обрадую вас: год уже прошёл, осталось 6.

А, и большое спасибо миллионам добровольцев, принявшим участие в доклинических испытаниях. Наука вас не забудет.

Яркие краски бытия

О, наконец дошло, что не так с русскими девушками (все в России ненавидят читать такие посты). Я всё понял.

У них ФАНТАЗИИ нет. Воображения. Дело даже не в запретах - а просто в России табу на работу воображения.

Ну вот Пелевин - когда он в последний раз свободно фантазировал-то? В 1996 году, в прошлом веке. Или Бутусов - тогда же. Далее по списку, способность к воображению потеряли ВСЕ.

Это какой-то Zeitgeist, цвет времени, стеклянный потолок над Россией. Девушки не виноваты.

На Африку не распространяется. У них там нет Путина, простёршего над Россией совиные крыла.

Чего мы там с ней (Джессикой) только не вытворяем в постели, я даже рассказывать вам стесняюсь. Но дело не в её свободе и раскованности (теперь я понял).

Дело в её страсти к импровизации - и опять же в способности к воображению и фантазии. Какие только грёзы не посещают наши тела.

Я лучший писатель сейчас в России, как вы знаете. Что имманентно предполагает лучшую способность к воображению на какой там части суши.

Но я как писатель потерпел позорное фиаско в этой постели. Мне не сравниться с ней.

И забыться

Увидел билборд в Питере: «Сколько должно умереть, чтобы ты привился?»

М-да. С такой истероидной пропагандой вообще никто не пойдёт колоться.

Ностальгия по СССР

«Наша коллега Татьяна Абакумова вышла на улицы столицы, чтобы узнать, о каких советских блюдах и столовых вспоминают люди. И вот такие ответы она получила:

• Котлетки с пюрешкой. Котлета с гречей. Рыбные котлеты с пюре. Винегрет очень столовский любила. Рисовая каша с молоком и сгущенкой.

• А компотики? О, да, больную вещь сказали! Это бомба была. Был такой салат из капусты, морковки и уксуса, вот его тоже любил.

• Столовые - это бесплатный хлеб и горчица.

• И борщ с настоящей сметаной.

• Картошка с котлетой - это обязательно.

• Любимые столовские блинчики с повидлом и кофе.

• Медовые коржики, кекс столичный, компот из сухофруктов».

--------

Буэ. Надо не кормить целое поколение (или лучше два или три), чтобы они с ностальгией вспоминали такие вещи.

И насчёт майонезика, майонезик забыли!

Подняв воротник

Море ли Финский залив? Вы хотите поспорить с авторитетами, тексты которых я сейчас приведу?

• Евгений вздрогнул. Прояснились
В нём страшно мысли. Он узнал
И место, где потоп играл,
Где волны хищные толпились,
Бунтуя злобно вкруг него,
И львов, и площадь, и того,
Кто неподвижно возвышался
Во мраке медною главой,
Того, чьей волей роковой
Под морем город основался.

• Я наконец я видел море,
Но кто поэта обманул?..
Я в роковом его просторе
Великих дум не почерпнул;
Нет! как оно, я не был волен;
Болезнью жизни, скукой болен,
(Назло былым и новым дням)
Я не завидовал, как прежде,
Его серебряной одежде,
Его бунтующим волнам.

• В 18-ти верстах от двора всероссийского императора стоят эти вооружённые силы, ужаснейшие из всех, какие когда-либо появлялись в морях.

• Ты смотришь в очи ясным зорям,
А город ставит огоньки,
И в переулках пахнет морем,
Поют фабричные гудки.

• Мне вдруг вспомнилась та страшная черная ночь в октябре, когда "Аврора" вошла в устье Невы. Подняв воротник, я стоял на мосту и нервно курил, глядя на далекий черный силуэт крейсера - на нем не было видно ни одного огня, только на концах тонких стальных мачт дрожало размытое электрическое сияние. Рядом со мной остановились двое поздних прохожих - удивительной красоты девочка-гимназистка и сопровождавшая ее толстая гувернантка, похожая на тумбу для афиш.

- Look at it, Missis Brown! - воскликнула девочка, показывая пальцем
на страшный черный корабль, - This is Saint Elmo's fires!

- You are mistaken, Katya, - тихо ответила гувернантка. - There is
nothing saintly about this ship.

Она покосилась на меня.

- Let's go, - сказала она. - Standing here could be dangerous.

--------

Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Блок, Пелевин. Последний написал лучше всех - но не решился написать о море (хотя откуда вошла «Аврора»?)