March 30th, 2021

Икра и хлеб

ВЕЧЕР У ИМПЕРАТРИЦЫ (Из петербургского дневника)

В кармане кетовая икра и фунт хлеба. Приюта нет. Я стою на Аничковом мосту, прижавшись к клодтовым коням. Разбухший вечер двигается с Морской.

По Невскому, запутанные в вату, бродят оранжевые огоньки. Нужен угол.

Голод пилит меня, как неумелый мальчуган скрипичную струну. Я перебираю впамяти квартиры, брошенные буржуазией. Аничков дворец вплывает в мои глаза всей своей плоской громадой. Вот он - угол.

Проскользнуть через вестибюль незамеченным - это нетрудно. Дворец пуст.

Неторопливая мышь царапается в боковой комнате. Я в библиотеке вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Старый немец, стоя посредине комнаты, закладывает в уши вату. Он собирается уходить.

Удача целует меня в губы, немец мне знаком. Когда-то я напечатал бесплатно его заявление об утере паспорта. Немец принадлежит мне всеми своими честными и вялыми потрохами. Мы решаем - я буду ждать Луначарского в библиотеке, потому что, видите ли, мне надобен Луначарский.

Мелодически тикающие часы смыли немца из комнаты. Я один. Хрустальные шары пылают надо мной желтым шелковым светом. От труб парового отопления идет неизъяснимая теплота. Глубокие диваны облекают покоем мое иззябшее тело.

Поверхностный обыск дает результаты. Я обнаруживаю в камине картофельный пирог, кастрюлю, щепотку чая и сахар. И вот - спиртовая машинка высунула-таки свой голубоватый язычок.

В этот вечер я поужинал по-человечески. Я разостлал на резном китайском столике, отсвечивавшем древним лаком, тончайшую салфетку. Каждый кусок этого сурового пайкового хлеба я запивал чаем сладким, дымящимся, играющим коралловыми звездами на граненых стенках стакана. Бархат сидений поглаживал пухлыми ладонями мои худые бока. За окном на петербургский гранит, помертвевший от стужи, ложились пушистые кристаллы снега.

Свет - сияющими лимонными столбами струился по теплым стенам, трогал корешки книг, и они мерцали ему в ответ голубым золотом.

Книги - истлевшие и душистые страницы - они отвели меня в далекую Данию. Больше полустолетия тому назад их дарили юной принцессе, отправлявшейся из своей маленькой и целомудренной страны в свирепую Россию. На строгих титулах, выцветшими чернилами, в грех косых строчках, прощались с принцессой воспитавшие ее придворные дамы и подруги из Копенгагена - дочери государственных советников, учителя - пергаментные профессора из лицея и отец-король и мать-королева, плачущая мать. Длинные полки маленьких пузатых книг с почерневшими золотыми обрезами, детские евангелия, перепачканные чернилами, робкими кляксами, неуклюжими самодельными обращениями к Господу Иисусу, сафьяновые томики Ламартина и Шенье с засохшими, рассыпающимися в пыли цветами.

Я перебираю эти истончившиеся листки, пережившие забвение, образ неведомой страны, нить необычайных дней возникает передо мной - низкие ограды вокруг королевских садов, роса на подстриженных газонах, сонные изумруды каналов и длинный король с шоколадными баками, покойное гудение колокола над дворцовой церковью и, может быть, любовь, девическая любовь, короткий шепот в тяжелых залах. Маленькая женщина с притертым пудрой лицом, пронырливая интриганка с неутомимой страстью к властвованью, яростная самка среди Преображенских гренадеров, безжалостная, но внимательная мать, раздавленная немкой - императрица Мария Федоровна развивает передо мной свиток своей глухой и долгой жизни.

Только поздним вечером я оторвался от этой жалкой и трогательной летописи, от призраков с окровавленными черепами. У вычурного коричневого потолка по-прежнему спокойно пылали хрустальные шары, налитые роящейся пылью. Возле драных моих башмаков, на синих коврах застыли свинцовые ручейки. Утомленный работой мозга и этим жаром тишины, я заснул.

Ночью - по тускло блистающему паркету коридоров - я пробирался к выходу. Кабинет Александра III-го - высокая коробка с заколоченными окнами, выходящими на Невский. Комнаты Михаила Александровича - веселенькая квартира просвещенного офицера, занимающегося гимнастикой, стены обтянуты светленькой материей в бледно-розовых разводах, на низких каминах фарфоровые безделушки, подделанные под наивность и ненужную мясистость семнадцатого века.

Я долго ждал, прижавшись к колонне, пока не заснул последний придворный лакей. Он свесил сморщенные, по давней привычке, выбритые щеки, фонарь слабо золотил его упавший высокий лоб.

В первом часу ночи я был на улице. Невский принял меня в свое бессонное чрево. Я пошел спать на Николаевский вокзал.

Те, кто бежал отсюда, пусть знают, что в Петербурге есть где провести вечер бездомному поэту.

Арсенал и аккаунты

«Экс-игрок лондонского "Арсенала" Тьерри Анри заявил о том, что закрывает все свои аккаунты. Свои действия он мотивировал тем, что социальные сети не борются с проявлениями расизма и агрессии».

Какие нежные мимозы эти футболисты. Не рыдай, ребятёнок, а поживи в шкуре русского писателя хоть два дня (не говоря о 20 лет).

Там тебе не до расизма будет. Сожрёшь что дают, в том числе и ФБ как единственную площадку для публикации.

Фу, просто стыдно жить в одном мире с такими людьми, как футболисты. Рыдают на каждом шагу, никаких носовых платков не хватит.

Чудеса

«Специалист отметил, что коронавирус в течение более полувека распространялся среди кошек и собак, однако ученые не зафиксировали межвидовой передачи заболевания и массового вымирания вида».

Да, я тоже не зафиксировал в последние полвека массового вымирания котиков. Странный какой-то этот коронавирус.

О времени и о себе

«Раскрыт способ избавления от лени.

Причинами лени могут стать не только физическая усталость, но и ментальные проблемы. Специалист отметил, что лень отражает недоверие человека к самому себе, неуверенность в способности самому выполнить поставленную задачу. Это в свою очередь ведет к отсутствию сил выполнять определенные действия.

"Это некая обесценивающая личная глубинная установка, которая не дает уверенности и сил, чтобы выполнить поставленную задачу", - сказал Фомин.

В качестве способов избавления от лени эксперт назвал отдых. Вторым способом, как уточнил врач, является обращение к психиатру, который пропишет специальные медикаменты. Третьим способом, по его словам, может стать попытка разобраться в ситуации при помощи психотерапевта, психолога или коуча».

Ага, «полежите два часа - само пройдёт». Ну или к психиатру, тот живо поставит на ноги.

Фомин не понимает, что всю Россию охватила апатия и «недоверие человека к самому себе» не потому что мы не можем решать сложные задачи. Русские люди могут практически всё, хоть освоение Сибири и ближнего космоса вспомнить.

А потому что все стимулы выжжены калёным железом. Люди поколошматились лбами о стенку 20 лет, и пришли к выводу что ну его нахрен.

Политика? Ну-ну. Хотите, можете попробовать сейчас баллотироваться в думу, как раз выборы на носу.

Не желаете в официоз - да какие проблемы, перед вами все дороги открыты. Рецепт прост: лепите заводные политические ролики на ютубе, так чтобы посмотрели 100 млн человек, и быстро придёте к успеху.

Один уже пришёл. Говорят, склонен к побегу, так что его будят по ночам каждый час.

Бизнес? Мелкого и среднего бизнеса в стране уже нет. Открыть дело с нуля и раскрутиться в последний раз можно было в 90-х.

Литература? У нас писатели назначаются, по разнарядке. Сказал Сурков (или кто там сейчас), что бездари Яхина и Прилепин это великие писатели, и от винта. Будут заливать в русские головушки их графоманию через ТВ.

Я, в отличие от них, видимо, не писатель. С прошлой осени не могу третий роман с места сдвинуть, просто даже взять и написать хоть одну следующую страницу к двумстам имеющимся.

А потому что тут нужна какая-то морковка перед ослом. Болтается перед мордой, ароматная такая. Вот и легче подниматься на горку.

Я же прекрасно понимаю (после 20-ти лет интенсивной литературной деятельности), что допишу я третий роман - и... что?

Что произойдёт-то? Да ничего вообще.

Газеты о нём даже не пискнут, ТВ отморозится, даже статья в википедии не дополнится строчкой, за неимением самой статьи. Ну залью я текст в интернет и дам анонс в ФБ, тем дело и кончится.

Но себя я привёл только в качестве примера. Просто этот пример у меня всегда под рукой.

А так это стеклянный потолок над всей Россией. «Хочешь жни, а хочешь - куй».

Я устал

Музыка у меня очень классная - а вот аранжировки (озвучка) очень сильно так себе. К великому несчастью для русской культуры, Сергей Леонтьевич Сахаров опасно занемог, и больше не может помогать мне с этим (надеюсь, что временно).

Так что у меня только одна пьеса в озвучке этого кудесника. В ожидании, пока он выздоровеет (скорейшего выздоровления) я бьюсь с Сонаром - "но тает в воздухе мой стих".

Там большая машина. В любом из этих секвенсоров. Это надо три месяца поупираться, и при этом лучше даже на какие-нибудь курсы походить (ага, в 51 за школьную скамью).

Я-то бы с удовольствием - но где я, и где свободные три месяца? А пока вы можете послушать изваянную мной залепуху.



Чёрт-те что, между нами говоря. Будь прокляты все, кто говорит, что художнику не нужны деньги (а вернее, свободное время для работы) - они не знают, что такое перфекционизм (гм, тут до перфекта ооочень далеко).

Гореть им в аду за этот троллинг.

И о стене

Фото моё. План такой.



Напечатать это в цвете, справа оставить белое поле. Ручкой написать цитату из «Криминальной хроники» (это мой второй роман, как раз о шиповнике), потом нарисовать бамбук в китайском стиле (это единственное, что я умею рисовать), добавить несколько иероглифов тушью. А, и можно ещё нотную строчку, что-то из самых знаменитых моих композиций.

И выставить на аукцион. Здесь в ФБ. Кто больше заплатит - как обычно на аукционе.

Кто выиграет в эту игру - тому будет добавлено ещё несколько тёплых слов от автора, персонально. На том же листе. И отправлено по почте. Можно вешать на стену.

Как вы думаете, сработает? А то жрать совершенно нечего.

Это финиш

Чё-то у меня ощущение полного тупика. Я исчерпал возможности ЖЖ и ФБ для раскрутки своего творчества.

Надо куда-то двигаться дальше - но куда? Никаких возможностей больше не предусмотрено.

Вы думаете, я считаю себя лучше других? Ага, щас. Величайший из великих Константин Крылов так и прожил всю свою (литературную и публицистическую, и философскую, и политическую) жизнь в ЖЖ/ФБ, тем дело и закончилось. А он уж мне не чета, я трезво оцениваю свои возможности.

И если бы только он один. ВСЕ русские писатели, философы, поэты, политики, разночинцы, обыватели, губернаторы, прохиндеи, тунеядцы, хулиганы, алкоголики (ни слова критики насчёт последнего) в этой помойке - ФБ. Мы все знаем, что братская могила - но куда деваться.

Даже и Трамп зависит от твиттера. Грохнули его по капризу твиттеровского начальства (демократов) - и он исчез из медийного поля. Вернётся, надеюсь. Но уже не будет так блистать.

Твиттер могущественнее (даже и) трибуны Овального кабинета. Бумага победила авторов. Но и мне невмоготу.

Пополнять этот журнал дальше бессмысленно. Флудить (дальше, там уже 900) ютуб своими органными роликами тоже. Хорошо бы дописать третий роман, нигде его не издавая (это такое издевательство над миром, ага).

Работать больше (дальше) нет никакого смысла. Но и не работать я не могу.

Пробую ещё

Ни одно другое моё стихотворение не вызывало такой бурной дискуссии. Пишут мне незнакомые люди в письмах, как его исправить.

• <<Союз живой меж нами заключён,>>

• Слишком уж казённо. Попробовал другой вариант.

• <<Союз без нас меж нами заключён>>

Паразитный смысл 1: обиженное «нас не спросили».

Паразитный смысл 2: сильное родоплеменное общество, поженившее молодых без их согласия.

<<И в светлой выси, явной без различья // Святым и грешным душам>> -- вряд ли светлая высь явлена грешным душам в той же степени, что и душам святым. Вряд ли даже и в сравнимой степени.

<<Вся моя жизнь>> -- зачем ломать размер, когда есть вариант <<вся жизнь моя>>, даже и к итальянскому более близкий?

Ну и ещё разное. Но последняя строка очень хороша.

• Я шутил насчёт "без нас" - надо дальше править. Но я не знаю как. Последняя строка дантовская, просто цитата.

• Ну, если не годится "Союз живой меж нами заключён", то можно, например, "Союз навек" или "Небесный брак", или "Брак неземной".

• [вторгается давний друг-приятель]: «Напиши "СССР меж нами заключён. Терять нечего"». Это было ХОРОШО!

----------

Жестоким пораженьем обернулась
Вся моя жизнь, и тщетно я искал
Спасенья там, где цепь миров замкнулась -

У райских врат и среди адских скал.
Меня там нет - оставив эти земли,
Я вам пою о том, что я встречал

В загробном царстве; глупой лести внемлю
Дремотным ухом, как сквозь тяжкий сон.
Неукротимый дух мой, не отъемля

Земное от небесного, притон
Разбойничий, под папской сенью свитый,
Флоренцию, где воздух заражён

Враждой и ненавистью, там разлитой,
Князей, как овцы робких и немых,
Разит, как громом, истиной, сокрытой

В стихах - но тает в воздухе мой стих.
Стремясь воздвигнуть зданье из незримых,
Нестойких кирпичей, я видел ИХ -

Соцветья зла, среди теней, томимых
Тоскою смертной в полноте времен.
Меж образов, за строем слов теснимых,

За гранью мерных дней, предвечный сон
Слепил меня. Ни масок, ни обличий:
Я вечно возвращаться осуждён

Всё к той же мысли. Ангел, Беатриче,
Мой спутник верный в сумрачных мирах
И в светлой выси, явной без различья

Святым и грешным душам. Тошный страх
И смерть в Господнем лике одолевший,
И в муках превзойдя телесный прах,

К тебе я рвался через плен истлевший.
К тебе был обращен печальный звон,
В пустыне мрачной гулко прозвеневший.

Союз один меж нами заключён.
И снова нас возносит та же сила,
И взор мой, как и прежде, обречён

Всё вновь, и вновь, и вновь встречать светила.

Мы победим

Ох ни хрена себе Трамп крут. Я думал, там какой-то заборчик, на границе с Мексикой.



Сейчас всё поменялось. «США следует готовиться к прибытию в страну рекордного за последние 20 лет числа незаконных мигрантов из государств Латинской Америки».

Доброй ночи и удачи, США.