February 5th, 2021

Блиц

«Польша устроила репетицию войны и проиграла на четвертый день.

На учениях предполагалось, что условный противник напал на Польшу с восточной границы. Согласно плану маневров, армия должна была принять удар с восточного фланга и держать оборону 22 дня.

Однако в результате "войны" Варшаву окружили на четвертый день, а города Люблин и Белосток сдали без боя. Командиры ряда дивизий отказывались выполнять некоторые приказы, "потому что они были непонятны". Издание отмечает, что в результате Польша также лишилась стратегических портов, а передовые подразделения армии остались без 60-80 процентов личного состава. Отмечается, что ситуация сложилась даже хуже, чем в 1939 году».

Ну хоть не разделили?

О этот юг

Глянул прогноз. Жесть, мрак, ад и апокалипсис. До 14 февраля -20.

Мало того что нас заперли в тюремной камере (Россия), так ещё и отключили в ней батареи (Гольфстрим). Но всегда есть выход.

Черногория отменяет все ограничения для туристов ТОТАЛЬНО. Вообще ничего не надо - ни карантина по прибытии, ни тестов, и запрета на перемещения внутри страны тоже нет.

Сегодня там +16 и солнце. Вода +14. Смахивает на питерский июнь.

Больше и лучше

«Люди стали чаще использовать мат в соцсетях после его запрета в России».

Ещё бы. Появился ещё один масштабный повод матюгнуться.

Курьерский день

Минус 17 с утра, жизнь на кнопке стоп. Запрещены все жизненные проявления.

Список ниже - не для жалоб. Я не люблю ныть, слишком пофигист для этого. Пишу чтобы пояснить, почему я не верю никому, кто говорит что любит зиму.

* Больше трёх минут на улице находиться невозможно, ну максимум 5-10. Я в свитерке и осенней куртке, и в джинсах. Вторые штаны под джинсы я не надену, хоть небо упадёт на землю. К тому же (дамы, не слушайте) джинсы протёрлись, где они обычно протираются, а зашивать лениво. Но вся медицина согласно говорит, что сперма лучше вырабатывается на холоде, чем в тепле.

Передвигаюсь короткими перебежками. Много пользуюсь транспортом (где раньше прошёл бы одну трамвайную остановку пешком, еду в железном ящике, хоть я их и ненавижу за непрерывное тарахтение из динамиков, что мы должны носить маски, держаться за поручни и приглашаем вас пойти кондуктором и хорошего настроения, они никогда не затыкаются).

* Дико скучно. Я привык много работать, творчески и интеллектуально. У меня телефон всегда в руке, я постоянно пишу или читаю. Сейчас это невозможно - пальцы отмерзают. Перчатки я не ношу ни от ковида, ни от мороза. Да и как печатать на телефоне в перчатках? Экран не словит прикосновение.

* Нечем дышать. Я ненавижу сухой воздух что зимой, что летом. Я сразу начинаю задыхаться и кашлять. Так что стал меньше курить, это очень плохо.

К тому же электростатика. Снять вечером свитер - как пальцы в розетку сунуть. Даже одеяло меня бьёт током, когда я беру его, готовясь ко сну.

* И ещё куча кошмаров по мелочам. Перед офисом я грызу орбит, но он сейчас как камень. Воткнуть наушники в уши - всё равно что начинить уши льдом.

На звонок на улице ответить невозможно - опасно. Болтать на таком морозе нельзя. Вмиг простудишь горло. Но и нельзя не ответить, когда звонят с работы.

Под ногами лёд. Навернуться можешь в любую секунду. Причём в самых неожиданных местах. Я вчера в маршрутке с сиденья встал, и ноги одним рывком улетели по салону. Там просто каток был под ногами, чуть политый водой. Хорошо, что я случайно держался за поручень, когда вставал - повис на руке.

НЕНАВИЖУ. Остановилось вообще всё, что я люблю. Запрещено читать и писать тексты, слушать музыку, и даже думать.

Всё внимание уходит на обеспечение собственной безопасности (краткий и неполный список опасностей и рисков см. выше). Я просто не соображаю ничего. Ни одной мысли в голове, кроме как «когда этот ад закончится».

Впрочем, я ломлюсь в открытую дверь. Любители зимы просто троллят так. Они её тоже ненавидят.

Зиму ненавидят все. Сравните, сколько людей живёт в Швеции и Италии, хоть Швеция и больше Италии в полтора раза (и в Стокгольме теплее, чем в Петербурге).

Ура! Скоро весна.

Февральский вечер

Девять вечера, вернулся домой. Потеплело: утром было -20, а сейчас -16.

Жизнь налаживается. Лязгаю костями, но это пройдёт.

Настроение быстро поднимается. Если к вечеру курьерского дня мне казалось, что мне осиновый кол вбили в сердце, то теперь так даже и не кажется.

Батареи жарят, пять чайников кипятку в знаменитый синий тазик у меня в комнате, четыре конфорки на кухне зажжены. Может, ещё духовку включить?

Скоро добью до Тая. Мне некомфортно, когда в комнате ниже +30, зябну (морально и психологически, а не физически, физически я зябну при ниже +25).

Ужин. Палеодиета. Хлеб каменного века.



Около 20-ти ингредиентов, но без пшеничной муки.

Вечер трудного дня

Мне херово. Я никогда тут не жалуюсь, даже несмотря на то что это дневник (читатель!.. засовывать нос в чужие дневники нехорошо, ай-яй-яй - не обращайте внимания, это я превентивно для дебилов, которые скажут что я нытик, впрочем это даже удобно, можно их скопом забанить).

Как вы знаете, я единственный хороший писатель сейчас в России (можно избежать тавтологии, и сказать «единственный писатель»). Оглядываясь на сегодняшнюю Колыму, в смысле курьерский день, когда я умирал на морозе, я задумываюсь обо всей своей жизни.

Я 30 лет работаю музыкально и литературно. Очень интенсивно, и у меня огромные достижения.

НОЛЬ упоминаний в газетах, они даже не пискнули. НОЛЬ на ТВ, ни звука. О таких пустяках, как хоть три копейки за работу, я даже и не говорю.

Адовые долги, комната 13 м в коммуналке, работа курьером в снежной степи. ВОТ он - стеклянный потолок над Россией (который всем нам не даёт распрямиться, вы думаете я не понимаю этого) в самом ярком его проявлении.

Кто виноват и что делать? Легко и просто, насчёт второго.

В комнате тепло, чай не гражданская война. Уже хорошо.

Бутылка дагестанского коньяку. Опять же в долг, ну да неважно.

И слушать мою божественную музыку. Мне помогает, чего и вам желаю.

Я хочу туда

Я устал жить в России. У меня больше нет сил.

Мы умираем от этих морозов. А я, как пеший курьер - на амбразуре.

У меня нет денег, у меня нет сил, я больше не хочу писать ни тексты, ни музыку. «Меня сломали, я хочу в подвал» - ну это Булгаков писал, в подвал я тоже не хочу, даже в газетный.

Вы можете откликнуться хоть на одну мою просьбу? Мой третий роман недописан, ему уже шестой год (первый том, «Курортный детектив», я написал за три месяца, но я тогда не работал - это всё меняет - залезая в долги, это неважно, зато сделано). Но, так или иначе, место действия там - Дюны в Систербеке (как и в первых двух).

Вы пообещаете мне это? Что меня кремируют, и развеют мой прах над синими морскими волнами в Дюнах, в июле, под лазурным небом, с перламутровым следом от реактивного самолёта в небе?

Да или нет? Это моя последняя авторская воля.

Ирония и жизнь

Я не знаю почему, но в феврале у меня начинают играть гормоны, как у 14-летнего мальчика. Казалось бы, если судить по котикам, то должно быть в марте? Но, видимо, я не котик (хотя вопрос требует ещё дальнейшего исследования).

Хочется, аж жуть. И ведь в соседнем дворе. Знойная Африка.

Но как подумаешь, идти по -20... напялив на себя не только презерватив (это позднее, на месте), а ещё и джинсы, ботинки, куртку и шарф. И шапку.

Одежда - зло. Пойду в марте (или в мае, или когда там в безнадёжном Питере наступает тепло).

Но тогда уже гормоны не так будут играть. Они всегда выдыхаются к лету.

Нет идеализма в этом мире. Один романтизм.

Ряска в водах Леты

О господи, какие они социальные все.

«Актер Виталий Альшанский незадолго до смерти вводил стволовые клетки в позвоночник с целью омоложения».

У нас социализм. Почти блядь, понимаете, вот какая загогулина (цитируя Ельцина), коммунизм.

Стихи и поэзия

Поднимались сегодня с дочкой на эскалаторе (шестой пролёт) в Стокмане на Невском, чая блинов (для неё) со сгущёнкой и пива (для этого известного подонка, не уверен, что он имеет право называть себя папой).

Но фуд-корт оказался закрыт. Беглов параноик.

Мне очень сложно переходить через мосты по Неве зимой, и подниматься на 6-й этаж. По причине зимы.

Я боюсь высоты. У меня очень сильное искушение броситься вниз.

Спасли две вещи. Ну, девочке совсем необязательно видеть это.

И потом, величайший русский поэт... Козьма Прутков. Пушкин отдыхает.

Юнкер Шмидт, честнОе слово! Лето возвратится.

Я не верю Пушкину. Я верю Пруткову.

Так или иначе, я не бросился. И мой дух продолжает влачить за собой моё бренное тело, хоть я уже и не верю в весну.

Что она когда-нибудь наступит. (Безнадёжно) мы победим.

Зима, ГДЕ твоё жало? Ад, где твоя победа?

Если я доживу, то будет июль. Хорошо бы +30, мне очень холодно, когда +25.

Блаженное лето 2010

Россия сломалась. Она любит мороз. Особенно пораженческий Пушкин.

Но будет НОВАЯ Россия! Для которой +40 - пустяк.

И всё будет хорошо.