Тарас Бурмистров (tbv) wrote,
Тарас Бурмистров
tbv

Categories:

О терапии

«Студентка факультета криминологии, 20-летняя Марисоль Валлес Гарсиа согласилась занять пост главы полиции небольшого мексиканского города Пракседис-Герреро в провинции Чиуауа, который имеет печальную славу одного из самых кровавых в стране. Она стала единственной, кто согласился на эту должность».

Что-то в Мексике уже совсем народ заканчивается. Девочки-студентки возглавляют городские отделы полиции. Неудивительно - при их-то криминальной войне.

Кстати, насчет наркомании. Все же не совсем понятно, с чем связано такое резкое оживление потребления сейчас, в ту эпоху, которая называется «современностью». Я недавно думал об этом, и триггером послужила фраза из ленты (по поводу дела Бычкова): «Молодые люди в Нижнем Тагиле, желая убежать из реального мира, но наслушавшись страшных историй о фонде, трижды подумают, стоит ли пробовать наркотик».

Именно так - желая убежать из реального мира. Это и есть главная мотивация. Но только непонятно - чем современный мир так страшен? Массово никого не убивают, диктаторских режимов почти не осталось, больших войн нет, малые - и те редки, медицина все-таки шагнула гигантски вперед, бедность, нищета и голод преодолены практически по всему миру, свобод вполне достаточно. И при этом мы все почему-то ощущаем, что наш мир невероятно жесткий, что он жутко на нас давит, и мы готовы сломаться под этим давлением - нам постоянно не хватает сил. И многие ломаются.

Да, конечно, есть и «попутные явления» - об этом я знаю хорошо. Есть налаженная индустрия поставок и «подсаживания», все что угодно. Но такие вещи бывали и раньше, и в несравнимо больших масштабах. Англичане как-то пол-Китая подсадили на опиум, и ничего, он выздоровел - правда, с помощью довольно жестких мер, но все-таки выздоровел. Все же психологический фон здесь - если и не самый важный фактор, то в целом и на большом протяжении он играет определяющую роль. Было бы желание выздоравливать.

Когда я анализирую современный мир и пытаюсь понять, чем он отличается от предыдущих эпох, меня поражает одна вещь. Крайне жесткое отношение к тому, что называется «индивидуальное творчество» и «низовой культурный обмен». Я постоянно это сравниваю с Советским Союзом, только там так относились к экономике. Власти в СССР считали, что экономикой должны заниматься не миллионы голов, думающих денно и нощно над тем, как оптимизировать свой участочек - маленький собственный бизнесок или большой завод - а пять человек в правительстве в Москве, на весь пол-планетный соцлагерь. Результаты мы знаем. Но точно так же сейчас наши англосаксонские власти считают, что мир должен быть устроен так, что культурой должны заниматься пять человек в Голливуде, а все остальные должны быть только потребителями. Достигается это целой системой мер, но не будем сейчас вдаваться в подробности, так или иначе, мир сейчас крайне жестко разделен на потребителей культурного продукта - и несколько десятков или сотен человек, производящих этот продукт для всего мира.

Но ведь творчество, неважно даже, талантливое или откровенно бездарное - это самая лучшая терапия, какую только можно себе представить. Мы все ненавидим этот мир и ту жесткость, с которой он давит на нас - но мы должны ГОВОРИТЬ об этом. И говорить не так, чтобы эти речи тут же умирали, рассеиваясь в воздухе - а были УСЛЫШАНЫ. А для этого надо немножко больше времени потратить на продуманность реплики, на художественную образность, заложенную в ней, на ее строение, элементарную риторику, в конце концов. У всех у нас нет этой возможности - у нас просто нет времени этим заниматься. Мы лишены возможности ГОВОРИТЬ.

Я не знаю, кого у нас подталкивают к творчеству - наверное, одних пациентов психиатрических клиник, тех, в которых приняты более или менее новомодные методы. Они одни пользуются этой счастливой возможностью. Т. е. надо сначала всех сломать и довести до лишения рассудка - а потом можно немножечко терапии. Только в таких случаях обыкновенно бывает уже поздно (хотя и в этом случае эта терапия, лечение творческим самовыражением, помогает).

Роулинг в последнем интервью говорит (когда ее спрашивают, будет ли она писать дальше): "Definitely. Oh, God, definitely. I can’t, yeah, I literally can’t stop. Well, I mean, you could tie my hands to my sides, I suppose, but I have to write. For my own mental health, I need to write. Yeah." («Конечно. О Боже, конечно же. Я не могу - да, я буквально не могу остановиться. Конечно, вы можете связать мне руки смирительной рубашкой, наверное - но все равно мне надо будет писать. Для моего собственного душевного здоровья, я должна писать»).

Все хорошо, но только просто писать тут бесполезно - не поможет. Надо писать так, чтобы БЫТЬ УСЛЫШАННЫМ. Ранние этапы творчества тут не помогали Роулинг избежать депрессий и психиатрической клиники - потому что это были не слова, они НЕ ПРОИЗНОСИЛИСЬ ВСЛУХ И ГРОМКО. То, что мы все тут (по большей части) бормочем в ЖЖ - это НЕ СЛОВА, НЕ ТЕРАПИЯ. Они тут же гаснут и растворяются в воздухе - потому что у нас не было возможности поработать над глубиной мысли и выражения. Нам не дозволяется это делать сейчас, в современном мире.

Дворянская прослойка в России, скажем, лет 150 назад, уже жила так же, как мы, по материальному уровню - сейчас весь золотой миллиард так живет, и три серебряных. Но КАК НЕБО ОТ ЗЕМЛИ отличается ее стиль жизни в этом отношении и наш. Тогда люди уделяли огромное внимание ТВОРЧЕСТВУ, они бесконечно что-то рисовали (исторические энциклопедии, посвященные той эпохе, скажем, «Лермонтовская», полны рисунками профессиональных и полупрофессиональных художников), писали стихи, обменивались ими, читали и обсуждали философские статьи, писали рецензии - шел непрерывный КУЛЬТУРНЫЙ ОБМЕН.

Нас сейчас от всего этого отрезали. Наше материальное положение едва ли не выше, но возможности к культурному творчеству сведены к нулю. Даже интернет тут не помог: на заре рунета было множество библиотек с самодеятельным творчеством, но сейчас они угасают (я постоянно натыкаюсь на призывы их былых организаторов в стиле «ну что же вы, парни»). Ничего удивительного: так теперь организована наша офисная жизнь, так распределено рабочее время. Пользы от нашей офисной работы не больше, чем от конных упражнений Лермонтова в Манеже, но как Николай I считал, что без этого не обойтись, так теперь две элитарные прослойки (в США и Британии) считают, что весь мир должен сидеть по офисам, а в качестве терапии пусть раз в неделю голливудский фильмец посмотрят. Или точнее, они устанавливают такие стандарты для своих социумов - а мы, как обезьяны, им подражаем.
Subscribe

  • Доброй ночи и удачи

    Вам больше нравятся мои трезвые или пьяные посты? Или вы не отличаете одни от других? (сижу всю субботу как стёклышко в ожидании вызова в угрозыск)

  • К злобе дня

    Вы наверняка это видели, но я каждый раз как натыкаюсь - так снова смеюсь. Это к вопросу о Дзержинском, хоть он тут и не упомянут. Краткая история…

  • Скорее всего

    «Когда дети набирают лишний вес, проблема, скорее всего, заключается в том, что они слишком много едят. Об этом свидетельствуют результаты…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 309 comments

  • Доброй ночи и удачи

    Вам больше нравятся мои трезвые или пьяные посты? Или вы не отличаете одни от других? (сижу всю субботу как стёклышко в ожидании вызова в угрозыск)

  • К злобе дня

    Вы наверняка это видели, но я каждый раз как натыкаюсь - так снова смеюсь. Это к вопросу о Дзержинском, хоть он тут и не упомянут. Краткая история…

  • Скорее всего

    «Когда дети набирают лишний вес, проблема, скорее всего, заключается в том, что они слишком много едят. Об этом свидетельствуют результаты…