?

Log in

Искусство фуги - Журнал Тараса Бурмистрова [entries|archive|friends|userinfo]
Тарас Бурмистров

[ website | Авторский сайт Тараса Бурмистрова ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Искусство фуги [Feb. 17th, 2017|10:09 am]
Тарас Бурмистров
[Tags|]

Когда одряхлевшее мировое музыкознание снова начнет ловить мышей, мы столкнемся с очень интересным казусом. Искусство контрапунктической импровизации было колоссальным явлением в истории музыки - а на страницах пособий скукожилось, по очевидным причинам, до нескольких невнятных упоминаний.

Ну а как, в самом деле? Как об этом писать? Понятно, легенды ходили. Фридрих, битый дочерью одной прачки (Елизавета Петровна ее звали), с горя сочинил одну мелодию, когда вернулся в отнятый русскими на время Берлин. Ключи от города уже висели в Казанском соборе, но он получил моральную компенсацию, когда потребовал от одного гостя в парике забацать шестиголосный ричеркар на эту тему. С листа, разумеется.

Бах справился - не без вольностей. Бодрое триольное движение в противотеме было смелым ходом в четырехдольнике. Возможно, даже предвестием французской революции.

Или Брукнер, не отрывавшийся от органных клавиш - как правило, в четырех голосах. Когда он начал импровизировать на экзамене, профессура сказала, что это они должны сдавать ему экзамен.

Или Моцарт, вдруг обнаруживший в Праге, что чехи, в отличие от венцев, слышат несколько развитых голосов сразу. Концерт превратился в экспромт на три часа, Констанца дома испереживалась вся, ожидая непутевого мужа.

И как об этом писать, спрашивается? С содержательной стороны дела? Все звуки растаяли в воздухе.

Все, что осталось - это досадные дыры в рукописях Баха и Моцарта на месте, где предполагались импровизации. Приводящие в отчаяние современных исполнителей, которые контртему-то к тянущемуся звуку в басу не могут приспособить.

Эпоха заканчивается на авторе сталинского гимна, который сходу сочинял фуги в четырех голосах. А потом - как назло - начинается эпоха звукозаписи. Просто наваждение какое-то.

В обширном музыковедческом наследии нет ни одного исследования «Искусство полифонической импровизации». А как его писать - пересказывать анекдоты, которые я привел выше? Это все равно что описание пира вместо пира.

Тут мы вступаем на зыбкую почву. Потому что если эту лакуну, адский зияющий провал, дыру в преисподнюю - наука решит все-таки заполнить, то ей только и останется что... даже не знаю как это сказать, наделенный невероятной скромностью.
LinkReply