?

Log in

Потаенный шедевр - Журнал Тараса Бурмистрова [entries|archive|friends|userinfo]
Тарас Бурмистров

[ website | Авторский сайт Тараса Бурмистрова ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Потаенный шедевр [Apr. 29th, 2013|11:27 pm]
Тарас Бурмистров
Как-то у нас все проваливается в черную дыру. Есть - и через секунду сгинуло.

Ни имея ни в одном глазу честолюбивого желания этому противостоять (потому что знаю, что безнадежно), из чистого баловства (вечности-то все равно) я желал бы эту мясорубку на одно мимолетное мгновение остановить. То есть сделать то, что никто обычно не делает - воспроизвести чужой пост полугодовой давности.

Почему именно этот? За десять лет чтения ленты у меня были крайне редко (даже можно сказать, исключительно редко, или скорее почти никогда) моменты, когда у меня появлялось желание «навострить ушки и слушать». И узнавать что-то полезное, что может пригодиться в творческой работе.

Тут, однако, целый кладезь. Но хватит предисловий. Дальше автоконспект романа К. Крылова:

Место действия - Америка, штат Нью-Йорк, Корнельский университет. Время - 1999 год, конец второго срока весёлого президента Клинтона.

Между молодым преподавателем литературы Дэвидом Мазуром и студенткой Линой Альперович завязывается роман.

Отношения развиваются с поправкой на «сдерживающую культурную близость»: оба имеют российские корни. Дэвид - сын небедного папы, имевшего отношение к партийным активам и отправившего семью в Америку от греха подальше ещё в девяноста первом. Лину Альперович родители привезли в Америку из Петербурга в семилетнем возрасте. Для Дэвида русский - родной, для Лины - скорее английский, но оба хорошо говорят по-русски и - при общей неприязни к современной России - любят классическую русскую литературу. Это сближает их духовно, но неким образом мешает физической близости: великие тени Толстого и Достоевского воспринимаются как иконы в спальне, при которых «неудобно». Кроме того, Дэвид вечно чем-то занят: их свидания кратки и заканчиваются обычно по его инициативе: «извини, мне пора».

Так что период ухаживания тянется неприлично долго, месяца два. Лине это надоедает, «ну делай же что-нибудь». И вот однажды Дэвид звонит Лине прямо с лекции и, явно волнуясь, приглашает к себе домой, досылая эсемеской адрес.

Лина с облегчением соглашается и бежит к себе в кампус, чтобы подготовиться к долгожданному событию - ну там, помыться-подбриться в разных местах, принять таблетку и т.п. В кампусе её задерживают какие-то дела, и она приезжает к Дэвиду минут на двадцать позже оговоренного времени. Не особо по этому поводу беспокоясь: спешить-то некуда, она думает, что останется у него на ночь.

Она легко попадает в дом, где живёт Дэвид, все двери открыты, в том числе дверь в его квартиру. Заходит и видит Дэвида, спокойно сидящего в кресле. На слова и прикосновения он не реагирует. Через несколько минут до неё доходит, что он мёртв. Прибывшие по звонку перепуганной Лины медики и полиция довольно быстро сходятся на том, что это, скорее всего, самоубийство: перед Дэвидом лежит вскрытая упаковка с сильным снотворным. В дальнейшем это предположение подтверждается.

После обычной в таких обстоятельствах неприятной возни - Лине приходится участвовать в опознании тела, потом давать показания, «и всё это так некстати» - дело подвешивается, но уже видно, что детектив склоняется к версии самоубийства и копать глубже не намерен. Лина этому не верит: она не может понять, зачем в таком случае Дэвид звал её к себе. Не то, чтобы она вот прямо так уверена, будто его убили, но ей кажется, что тут что-то не сходится. И она намерена выяснить, что именно.

Первые попытки начать собственное расследование - поговорить со знакомыми Дэвида и всё такое прочее - оказываются бесполезными. Во-первых, по контактам Дэвида уже прошлась полиция, и, во-вторых, даже те, кто соглашаются поговорить с Линой, ничего «такого-этакого» не знают. Дэвид был очень замкнутым человеком, время тратил в основном на литературные штудии. Последним его увлечением были англоязычные переводы Толстого - тема интересная, но уж точно не представляющая никакой опасности.

Лина - уже из чистого упрямства - начинает интересоваться академическими штудиями своего несостоявшегося возлюбленного. Обнаруживает некие странности, для полиции малоинтересные, но для студентки значимые и настораживающие. Например, она узнаёт, что где-то месяца за два до происшествия (как раз когда Лина с Дэвидом познакомились) честолюбивый Дэвид в последний момент отказывается от приглашения на конгресс славистов, потом внезапно прекратил публикация цикла статей о переводах «Войны и Мира», и вообще перестал участвовать в академической жизни. Знакомые Дэвида объясняли это тем, что у молодого преподавателя, наверное, бурный роман. Лина эту версию отметает сразу, по чисто женским причинам: она «ну просто убеждена», что никого у Дэвида не было… Единственное логичное объяснение - Дэвид был чем-то очень сильно занят. Настолько, что махнул рукой на всё остальное.

Поиски заводят её в университетский архив. Там Лина знакомится с Частити Кроу, библиотекаршей, милой бисексуальной барышней. Лина тоже девочка современная, они с Части нравятся друг другу, и у них случается лёгкий, но волнительный «розовый» роман. Что касается расследования (о чём Лина вспомнила далеко не сразу), то выяснилось, что Частити помнит Дэвида: оказывается, он проводил время именно в университетском архиве, причём интересовался неразобранными (и не очень аккуратно описанными) документами, в основном - завещанными университету разными людьми. Какими именно, она не помнила, но обещала посмотреть электронные формуляры.

В тот же день Частити находят мёртвой - на тихой университетской улочке её сбивает неустановленная машина.

Лина в ярости: теперь она уверена, что существует какая-то тайна, из-за которой Дэвида и Части убили. Она устраивает скандал в полиции, требуя нового расследования, но её выпроваживают вон.

Тогда Лина решается на радикальные действия. Частити забыла у неё дома (где они занимались любовью) свою сумочку, в которой осталась магнитная карточка, дающая доступ в архив. Лина, пользуясь карточкой, проникает туда и пытается что-нибудь найти, какие-то следы. На компьютере, которым пользовалась Частити (пароль от него она обнаруживает в её телефоне, который она тоже оставила в сумочке) она находит (простейшим поиском в документах по имени David Semenoff) личный файл Кроу, в котором та отмечает, что разрешила ему, вопреки правилам, покопаться в архиве некоего Джея Джи Смита (J.G. Smith), завещанном университету и до сих пор не разобранном. Она копирует себе файл, но больше ничего ей выяснить не удаётся.

На следующий день Лину вызывают в полицию для уточнения показаний. Выясняется, что расследование дела практически закончено - полицейских интересует только, был ли у Лины секс с Дэвидом. Когда она подтверждает, что секс планировался именно на тот день, когда Дэвид умер, детектив сообщает ей, что Дэвид вёл электронный дневник на Livejournal.com, откуда они почерпнули кое-какую информацию. Как выяснилось, Дэвид был девственником и очень боялся первого опыта. Копнув ситуацию, следствие выяснило, что неезадолго до приглашения Лины Дэвид зашёл к одному из немногочисленных друзей, живущих по соседству - немца с Востока, недавно переехавшего в Штаты и не вполне владеющего английским языком, Дэвид помогал ему в этом, - и попросил у него сильнодействующего успокоительного. Тот не понял значения слова «успокоительное» и дал ему сильнодействующее снотворное. В общем, самоубийство оказалось несчастным случаем - не банальным, но объяснимым.

Через пару дней находят машину, сбившую Части. За рулём «Крайслера» был почтенный университетский профессор, страдающий - увы - болезнью Альцгеймера. Домашние за ним обычно присматривали, но в последнее время он вёл себя почти нормально и его оставили в покое. Однако в этот день в голове старика что-то перемкнуло, и он решил, что ему нужно срочно куда-то ехать. Он нашёл ключи от своей старой машины (за руль он не садился уже много лет), спустился в гараж, сел и поехал. На середине пути его снова переклинило, он забыл, куда и зачем едет, заметался, ну и, в общем, «всё случилось». Тоже печально, но ничего таинственного.

Однако Лине всё это уже пофиг. Она пытается выяснить, что это за загадочный Джей Джи Смит. Попытка снова проникнуть в архив по карточке Кроу успеха не имеют: пропуск заблокирован… В общем, полный тупик.

После ряда бесполезных метаний Лина обращается к единственному доступному для неё ресурсу - электронному дневнику Мазура на LiveJournal. Записей там мало, но имеется предупреждение, что дневник ведётся в основном в закрытом режиме. Она пытается добраться до подзамков, для чего нужно найти пароль к аккаунту. После серии попыток (надо сказать, что тщеславная Лина начала с вариаций на тему собственного имени, неудачно) срабатывает пароль jgsmith и она получает доступ к дэвидовым подзамкам, в том числе и сугубо личным, «под глазом».

Правда, осторожный Мазур даже и в этих записях темнит. Но Альперович узнаёт, что её несостоявшийся любовник почти случайно обнаружил в университетском архиве что-то, что может стать, по его словам, «настоящей бомбой». Единственное, чего он боится - так это того, что его опередят. Что за документ - непонятно. Всё, что удаётся выяснить Лине - что более-менее подробное описание своего открытия Дэвид составил и где-то сохранил.

Дальше Лине удаётся (как именно - лениво придумывать) найти внешнее файловое хранилище, откуда выуживает искомые документы. И понимает, что это действительно бомба.

Сначала выясняется происхождение "Смита". Джей Джи Смит - это псевдоним, который использовался для переписки от имени мнимого «секретеря» Корнельского университета ни кем иным, как Владимиром Набоковым, который в пятидесятые годы преподавал в университете русскую литературу. «Архив Джей Джи Смита» был выслан на адрес Университета незадолго до смерти писателя. Дэвид наткнулся на архив совершенно случайно, сунул в него нос и обнаружил потаённый набоковский шедевр, над которым тот трудился полжизни и завершил за несколько месяцев до смерти.

Речь шла о набоковском переводе на английский «Войны и мира».

Владимир Владимирович относился к Толстому с величайшим пиететом. Переводить русских классиков он брался - в конце концов, он перевёл «Евгения Онегина». Но перевод величайшего романа всех времён и народов оказался почти непосильной задачей даже для Набокова. Он убил на это огромное количество времени. Однако в результате получилось нечто великое.

Дэвид скопировал начало рукописи и некоторые особенно ударные места. Лина её читает и оху… испытывает сложные, противоречивые чувства.

Перевод Набокова не просто удачен - он гениален. Правда, эта гениальность куплена дорогой ценой.

Формально текст соответствует толстовскому. Однако Набоков, которого всегда раздражала неряшливость, делает из сырого и сумбурного толстовского письма шедевр стиля. В результате там, где у Толстого - банальный диалог, у Набокова - почти уальдовский обмен блестящими колкостями. Описания природы становятся шедеврами малой прозы, а философские отступления становятся действительно философскими, с просвечивающими аллюзиями на Гёрдера и Тойнби. Кроме того, Набоков прошивает весь текст сетью намёков, которые представляют отношения героев в довольно неожиданном свете - например, Пьер Безухов выглядит как пассивный гомосексуалист, который боится себе признаться в своих истинных чувствах, но инстинктивно тянется к мужчинам определённого типа (в частности, к Курагину). Известный отрывок про небо над Аустерлицем переписан Набоковым с элементами ритмической прозы и скрытыми аллюзиями на джойсовского «Улисса». И так далее, и тому подобное.

Альперович читает страницу за страницей и поражается совершенству текста. Каждая фраза сверкает, как алмаз, каждая реплика героев - готовый афоризм, литературная техника - на уровне шедевров двадцатого века. И, разумеется, непаханое поле для литературоведов.

И в конце концов она понимает, что набоковский текст ЗАТМЕВАЕТ толстовский оригинал.

Ей становится совершенно ясно, что после публикации данного текста о реальном Толстом не то чтобы забудут - но в качестве «исходника» будет восприниматься именно набоковский перевод. Потому что в нём есть всё, что есть у Толстого - и ещё много такого, чего у него не было и быть не могло. Тпекст Набокова богаче, интереснее, в конце концов - просто лучше. Для англоязычного читателя, разумеется.

Как выяснилось, это понимал и сам автор перевода. В файлах Мазура имеется копия письма Набокова, приложенного к тексту.

«Я работал над переводом чуть менее сорока лет», - пишет Набоков по-русски, - «и вынужден признать, что смотрю на плод своих усилий недовольно, свирепо, и в то же время грустно и с недоумением. Принимаясь за дело, я полагал, что, удержав общий узор, я изменю и дополню многое. Я победил; но моя победа - фальшивка, хотя и совершенная в своём роде. Меня только мутит ныне от звона моих позолоченных английских струн. То, что вы читаете - это мороженая клубника по сравнению с диким крыжовником толстовской речи. История этого перевода - история разочарования… Вера [супруга Набокова] настаивает на том, чтобы перевод был издан. Я склоняюсь к тому, что этот текст не имеет права на существование. В конце концов мы пришли к компромиссу: он будет отправлен в некую разновидность небытия - в университетский архив. Если кто-либо извлечёт его из-под бессмысленных обломков - что ж, знать, судьба решила зачеркнуть текст Толстого, оккупировав его пьедестал блестящей подделкой…»

Но Лину Альперович метания Набокова волнуют, скажем так, не в первую очередь. Она всё-таки американка, и очень хорошо понимает, что такое успех. Она ставит себе целью добраться до оригинала текста. Предпринимает усилия, чтобы устроиться на работу в университетский архив. В конце концов - через пару лет - ей это удаётся.

Разумеется, по ходу дела у Лины происходят вполне понятные изменения в личной жизни. На текущий момент - это 2001 год - у неё в любовниках некий Соломон Бриллиант, менеджер в крупной корпорации. С ним у неё всё серьёзно: речь идёт о браке.

В день, когда она получает вожделенный доступ в архивы, она едет в Нью-Йорк к своему будущему мужу. Она хочет кое-что ему рассказать, посоветоваться, «ну и вообще».

Офис Соломона Бриллианта - в Северной Башне ВТЦ. День - 11 сентября.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: mair_zilberman
2013-04-29 07:26 pm (UTC)
Ну и бред. ДэнБраун для высокодуховных россиян: без иллюминатов, но с Набоковым.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-29 07:29 pm (UTC)
Про Набокова-то вообще хорошо, но я "весь встряхнулся" уже когда дошел до описания первой смерти. Американские детективные авторы описывают смерти - ну примерно как крошение манекенов.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: leovinci
2013-04-29 07:35 pm (UTC)
Надеюсь, Крылову после убийства трех виртуальных евреев немного полегчало.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-29 07:38 pm (UTC)
А где тут евреи??? )
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: leovinci
2013-04-29 09:48 pm (UTC)
Где русская литeратура, там и... Тебе ли не знать. А вот снотворное с успокоительным путать бесполезно - абсолютно одна и та же хрень.

Edited at 2013-04-29 09:49 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: excubitus
2013-04-29 07:44 pm (UTC)
Неплохая альтернативка получилась бы.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-29 07:50 pm (UTC)
Э, ну меня тут интересует прежде всего то, что называется "совершенство техники". Обратите внимание, Аркадий, с каким совершенством делается то, что в голливудских пособиях называется weave - как раз, когда читатель уже забывает о полицейском расследовании - оно снова всплывает.

Или "перебои реальности": сначала читателя убеждают, что "что-то было" (т. е. преступление), потом вся картина (меняясь только в деталях) вдруг преобразуется на "ничего и не было" (а все детали получают объяснение), а потом снова - "что-то было", причем интенсивность обеих (противоположных) реальностей нарастает. Это хорошая детективная техника - в самом широком смысле слова "детектив".
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: telemont
2013-04-29 08:40 pm (UTC)
как раз, когда читатель уже забывает о полицейском расследовании

:) Тарас, любой мало-мальски опытный зритель/читатель все эти "совершенства техники" давным-давно знает и про полицейское расследование точно не забудет. Он ведь именно ради него книжку покупал.

Edited at 2013-04-29 08:41 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-29 09:29 pm (UTC)
Надо уметь книги читать. Для меня в «Поттере» и по двадцатому разу все неожиданности - неожиданности. А в «Искусстве фуги» по трехтысячному, наверное.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: leovinci
2013-04-29 09:52 pm (UTC)
Срочно бросай сериалы и сгружай Rear Window Хичкока - тебя ждут удивительные открытия.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-30 07:42 am (UTC)
Хичкока я люблю. Правда, с самого начала попал на неудачный его фильм ("На север через северо-запад", как-то так) - теперь не могу проглотить.

Хм. Rear Window советуешь?
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: excubitus
2013-04-29 11:29 pm (UTC)
К своему стыду, я Крылова не читал совсем, не знаю, насколько хорошо он такие скелеты обшивает мясом. Но скелет весьма приличен. А если там еще и выяснится, что разгадка кроется в оригинальном романе, всплывет, скажем, та ложа, в которую вступил бедный Пьер...
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: telemont
2013-04-29 08:37 pm (UTC)
А, то есть вот зачем 11.09 организовали.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: eugenesarco
2013-04-29 11:59 pm (UTC)
Ага.. и в оффис к будущему мужу она пришла в 8 часов утра.. ну чтобы перед атакой успеть.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: eugenesarco
2013-04-30 04:27 am (UTC)
Эта... в Екатеринбурге творит непризнанный гений, Борис Тараканов. Друзья и знакомые его не понимают, и иногда даже надсмехаются над ним, но Борис увлеченный творчеством Роулинг, наконец пишет свою первую великую книгу "Криминальное Чтиво" и работает над вторым и третьим томом, зарабатывая на жизнь развозкой пиццы. В определенный момент, Борис решает завоевать англоязычный рынок, поскольку на родине, успехом он не пользуется.. и с трудом создает стилистически точный перевод своего первого романа. К его изумлению, англоязычный Киндл утверждает, что это плагиат на 99%, и отказывается его публиковать.

Бориса посещает подозрение, что кто то украл его книгу, и он с помощью украинского хакера, затевает расследование. Украинский хакер, оказывается жуликом, и выманивает из Бориса деньги, но через него Борис встречается с Томасом. Томас работает в Амазоне тестировщиком. Он не может достать оригинал произведения сравнение с которым выдало результат "плагиат", поскольку все произведения в Киндле защищены, но он может увидеть номер аккаунта предполагаемого вора. Пока Томас (которому Борис представился очаровательной русской девушкой, чтобы заручится его помощью, и даже занимался с ним кибер сексом), занимается расследованием, Борис не находит себе места...

Наконец Томас находит аккаунт вора.. это оказывается никто иная как Джоан Роулинг! Борисов кумир! Борис ничего не понимает, он шлет Роулинг письмо с полной главой своего романа , и требованием объяснений. Через неделю после письма, приходит заказная посылка от Роулинг с билетами в Англию. Борис бросает все и летит в Англию.

В Англии Бориса встречает недоумевающая Роулинг, которая не понимает, каким образом Борис достал копию ее рукописи и зачем он изменил место действия романа и имена персонажей. Все остальное это последний, величайший роман Роулинг, который она уже опубликовала на Киндле, но еще не сделала доступным общественности (ей кажется, что она написала роман не на том языке, и поспешно учит португальский, поскольку он кажется ей более подходящим). Борис достает свои черновики и показывает их недоумевающей Роулинг. Тут до них доходит что они каким то образом написали практически идентичный роман (различаются лишь мелкие детали, вроде собственных имен и места действия). Между молодым Борисом и престарелой Роулинг, вспыхивает страсть. Они предаются ей в старинном замке Роулинг, после чего Борис рассказывает ей о продолжениях романа (уже написанных). Роулинг понимает, что Борис это как бы продолжение ее гения, все на что хватило ее угасающего таланта, это первая часть, но Борис уже ушел дальше. Она понимает, что любовь Бориса к ее творчеству и ее таланту, будет всегда сдерживать его развитие как автора, и она переписывает все свое состояние на Бориса, отдает ему (не оповещая его) все права на управление ее делами, и выбрасывается из окна башни на скалы.

Борис безутешен, но понимает почему Роулинг сделала то что сделала. Он должен написать продолжение "Криминального Чтива" (точнее опубликовать его), но ведь никто не воспримет его всерьез, поскольку его никто не знает. И тогда он решает вместо публикования своего перевода КЧ, опубликовать уже готовый вариант Роулинг на Английском Языке, а свой представить как перевод романа Роулинг, благо знают его лишь несколько унылых злопыхателей.

Роман вызывает эффект взорвавшейся бомбы. Весь мир с упоением читает "посмертный" роман Роулинг. И тогда Борис решает опубликовать продолжения (переведя их на английский) и приписав авторство Роулинг. Успех еще более оглушителен. Борис получает огромные деньги (поскольку все права на ее интеллектуальную собственность Роулинг передала ему перед смертью) но все считают его просто последним любовником Роулинг, удачливым жиголо... Борис продолжает публиковать продолжения КЧ утверждая, что это рукописи Роулинг, которые она завещала ему опубликовать.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-30 07:44 am (UTC)
Ой как скучно. Сорри, но дальше первого абзаца не смог читать. Бросайте офисную карьеру, Женя - через 10 лет у Вас получится.

Edited at 2013-04-30 07:44 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: baksheev
2013-04-30 10:19 am (UTC)
Не согласен. Фантазия у него работает, да и вас хорошо изучил. Ваша тема. Крадите синопсис и вперед! А то все посты крапаете.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-30 10:31 am (UTC)
Сергей, вечно вы мне всякую фигню предлагаете разворачивать в романы. ) То курьерство (ну это какая-то довлатовщина получится, не более чем), то и вовсе дилетантские фантазии из Калифорнии.

Вот роман Крылова я бы развернул, зуд есть. Вчера, когда уже засыпал, начало приходить в голову начало (что-то вроде "Лина включила зажигание и вырулила на 5-ю авеню. Накрапывал мелкий дождь, капли дрожали на лобовом стекле" - я понимаю, что это плохо, но я уже почти спал)).

Мои посты не мешают моим романам. Если вы взглянете на полное собрание сочинений Толстого или Достоевского, вы увидите там из 50-ти (условно, потому что у них объем разный) томов - где-то 20, а то и 30 томов одних постов. И только остаток - романы.

Edited at 2013-04-30 10:32 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: leovinci
2013-04-30 01:38 pm (UTC)
Уже и так очень неплохо. Текст нигде не провисает, и нет раздражающей неряшливости в деталях, как у Крылова. Осталось над грамматикой поработать ("не кто иной как" и т.д.).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-30 03:57 pm (UTC)
По-моему, скукотища.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-04-30 03:57 pm (UTC)
Не разжигайте тут в Жене литературные амбиции, потом хлопот не оберетесь и испортите ему жизнь. ;)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: a_lila
2013-04-30 07:24 pm (UTC)
начало намного лучше продолжения. после смерти частити все катится к чертям, а башни-близнецы вообще ставят крест на произведении. все очень шаблонно, включая навязчивую и корявую сексуальную линию. преподаватель американского университета завязывает роман со студенткой - с большим сомнением, но возможно. препродаватель девственник завязывает роман со студенткой - ха-ха-ха.
опять настойчивая еврейская тема - надоело до невозможности. уж лучше бы вместо альперович был какой-нибудь одаренный и трудолюбивый китаец - это было бы ближе к реальности. в то, что женщина забыла где-то свою! сумку! мне поверить очень сложно, но допустим. в то, что она забыла свой мобильник!! и не хватилась его в последующие 10 мин я не поверю никогда!
ну и самое главное - убийства из-за рукописи. как предсказуемо

и да, очередной дэн браун
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tbv
2013-05-01 06:04 am (UTC)
Тут надо делать поправку на пародийность. Видите ли, Лиля, авторам сейчас промывают мозги тысячью вещей: сделай то-то, и то-то, и то-то, и то-то - а не то тебе не заплатят. Потом все равно не платят, так что это чистая разводка. )

Но многие ведутся - и так возникают эти штампы. Например, розовая любовь должна быть включена обязательно. Крылов их пародировал, и по-моему, остроумно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: eugenesarco
2013-05-01 05:53 pm (UTC)
С какой стати кто нибудь будет платить за перевод Войны и Мира? Это произведение в Паблик Домейн. Тем более перевод сделанный умершим автором? То есть докторскую по ней еще наверное можно написать (хотя сомнительно), но вот "денег заработать" невозможно совершенно точно. Это как если завтра Техасец сделает копию Моны Лизы акварелью и захочет получить за нее сто миллионов. На него посмотрят как на идиота.. а если после смерти Техасца эту копию решите продать за 100 миллионов Вы, то даже смотреть не станут....

Вы просто опять не понимаете о чем Вы пишете.. Утерянный перевод Войны и Мира сделанный Набоковым, представляет собой микроскопическую монетарную ценность. Научную? Возможно.. хотя мы все знаем насколько "Велик" был его перевод Онегина... в общем двойка.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ljournalist_bot
2013-05-11 05:55 am (UTC)
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
(Reply) (Thread)